Виртуальная галерея Вячеслава Смирнова

Написать художнику!
Виртуальная галерея Вячеслава Смирнова
 
Пресса об авторе

Статьи. Цитаты Интервью - 95 Интервью-2006 (репортаж) СлавАРт СлавАРт -2 Вектор Перми

Rambler's Top100

ИНТЕРВЬЮ

      Чтобы обычный человек мог проникнуться миром далеко не реалистичного художника, нужны слова. Можем ли мы поговорить о вашей творческой концепции?
Меня волнуют вещи невидимого мира.      Что меня волнует как художника? Меня волнуют вещи невидимого мира. Не столько предметы и образы мира материального, сколько ощущения, настроения, душевные вибрации, которые возникают в нас, когда мы смотрим вокруг. Иногда, глядя на какой-нибудь пейзаж, например с елками и соснами, мы можем деревьев даже и не заметить. Но в душе что-то происходит. И это что-то для меня самое важное. Оно и должно появиться в картине. То же самое могу сказать и о человеческих лицах. Когда мне хочется написать портрет, я не делаю ставку на фотографическое сходство. Мои работы - полуабстрактны, они существуют на грани с реальностью, хотя предметы материального мира в них вполне угадываются. Назовем это состояние пограничным. Здесь не важно, о чем. Важнее, чем заряжено. Настроения могут быть самые разные: от переживаний любви к миру до чувства разлада с ним, диссонанса… А вообще-то живопись самодостаточна. Она не требует литературного вмешательства. Цвет, линия, ритм сами создают настроение. Еще - фактура.

      Мне кажется, в ваших работах есть что-то языческое?
      Наверное, есть. Меня интересуют древние культуры самых разных народов. В том числе, наши славяно-арийские корни. Кто мы и откуда?

      Вы уверены, что в нас есть что-то от древних ариев?
      Не уверен, но есть исследования, которые подтверждают, что древние арии некоторое время жили на Урале. И, знаете ли, меня это как-то греет. Арийцы - очень древний и мудрый народ, с невероятным духовным опытом. И мне нравится думать, что я каким-то образом причастен к их истории. Ну, а если ты о чем-то долго думаешь, то это в результате появляется на холсте.

      Какие работы были написаны в этом арийском ключе?
      Скорее, в славяно-арийском ключе. Серия "Духи леса". Но я опять же не могу выдать это как абсолютную истину. Древние зыки, мифы, песни, славянские сказки, безусловно, повлияли на "Духов", они там бродят… Но серию нив коей мере нельзя воспринимать как иллюстрацию к каким-то конкретным источникам. Это мои размышления о том, как древние воспринимали и отражали мир - очень по-философски, через метафоры и сказочные образы. Отрубить голову Змею Горынычу, например, значило у них избавить себя от каких-то пороков. Убить зло, которое есть в тебе… Думаю, что главное погружение в славяно-арийскую тему у меня еще впереди.

      Может быть, берясь рассуждать о древних, мы слишком много накручиваем вокруг них своего?
Это было живое существо.      Думаю, что в те доисторические времена люди думали больше о душе. Вещий мир для них был действительно вещим, живым. Он разговаривал с ними. Они видели кругом богов и прислушивались к ним. Небо смотрело на них десятками тысяч глаз. Это было живое существо. Люди жили под взглядом неба. И это их держало. Будучи не привязанными к материальной жизни, они не боялись смерти. Воины шли в бой с уверенностью, что после смерти они станут частью мира, обретут радость и покой. Сегодня все не так. На смену духовным ориентирам пришли материальные. Но духовные ценности не устаревают. Для меня они и сегодня звучат актуально. Мне нужен этот опыт.

      Вы мистик?
      Если понимать под мистикой опыт постижения тонких материй бытия, то да.

      Есть ли у вас работы, в которых больше современности?
      Во всех моих работах есть современность. Все они соединяют в себе то, что я читаю, о чем я думаю, что я вижу вокруг себя… Это обретает свою форму в картинах.

      Многие работы у вас выполнены акрилом на бумаге. Вас интересует эта техника? Почему?
      Потому что акрил - доступный и мобильный материал. Он позволяет быстро организовать творческий процесс. А значит, когда в тебе что-то забродило, ты можешь это что-то быстро реализовать. В технике акрила я, как правило, не делаю эскиза - может быть, набросок. И сразу начинаю писать. Такая максимальная концентрация на работе, такое быстрое погружение в картину - как медитация… Я люблю холст и буду работать с холстом… Но для холста надо больше времени.

      Но в бумаге нет вечности, как в холсте…
      Почему нет? Это стереотип. Бумага - это просто другой материал. Люди думают, что на холсте - это картина! А остальное - не солидно. Я так не считаю. На всем можно писать: на бумаге, на дереве, на клеенке. Главное - для чего все это делается. Много я видел в своей жизни конъюнктурных работ, сделанных и на холсте…

      Как часто к вам приходит вдохновение? Творчество непредсказуемо?
      Понятно, что постоянно гореть невозможно. Но можно настраивать себя на работу. Все во власти человека. Если сидеть и ждать вдохновения… Его можно и не дождаться.

      С чего начинается работа над картиной?
      Иногда я не пишу днями и неделями. Из этого не следует, что работа не идет. Она идет постоянно. Подсознание настроено, там что-то колобродит, чтобы однажды я взял кисть и начал писать. Появилось желание взять кисть - значит, я готов.

      Когда-то я сама рисовала, и рисовала так: проводила первую линию… И уже она либо во что-то перерастала и куда-то меня вела, либо нет. Я никогда не знала в начале работы, что у меня получится в конце… А вы?
      Я вам могу сказать, что это самый правильный способ. Надо просто думать о том, что тебя волнует. Никаких образов - одни мысли! И когда ты начнешь работать, то все происходит само собой. Картина сама выстраивает себя ритмически. Только тогда, когда ты не привязан к каким-то жестким образам, когда ты отпускаешь свое подсознание в свободный полет, могут родиться неожиданные вещи. И это не значит, что они получились случайно. Из того, что художник не знает, что у него получится, совсем не следует, что художник не знает, что он делает. Он свобода и полет. Не зная, что получится, я всегда знаю, чего хочу. И то, что иногда получается, вполне может оказаться ошибкой. Если результат меня не устраивает, то эту работу я потом могу даже уничтожить.

      Теперь обозначим ваши творческие периоды. Они есть?
Одно время я делал коллажи. Было это давно, в молодые годы.      Они есть не только в жизни художника, они есть в жизни любого человека. Просто у художника они более зримы. О своих… Одно время я делал коллажи. Было это давно, в молодые годы. Экспериментировал я тогда с самыми разными материалами. Как ребенок играет в игрушки, так художник творит свой мир из подручного материала. Материальный мир безумно интересен: дерево, металл, пластик, резина, стекло… Я соединял несоединимое, что-то ломал, резал, внедрял одну фактуру в другую, еще что-то придумывал… Это занятие будоражило, волновало меня… Я чувствовал себя почти богом, потому что в том, что получалось в конечном итоге, была какая-то тайна. Занимался я этим творчеством до перестройки. Мы ходили на свалку металла, рылись в ней, выискивая какие-то невероятные экспонаты, расписывали на Каме ржавые баржи… Во всем, что мы тогда делали, был невероятный кураж! Ведь наше искусство не вписывалось в рамки социалистического реализма - мы были бунтарями, свободными творцами, мы плыли против течения и были уверены в себе. Максимализм молодости! Я тогда делал коллажи, скульптуры из дерева и что-то такое… с разливами лака на пластике. Теперь этих работ не найти: все роздано, подарено, потеряно… Что-то купили иностранцы. Еще был период, когда я делал очень холодные работы, писал их очень темными красками. Это было время "черных" картин с металлом, с какими-то механизмами и штуковинами… В картинах тех была агрессия… Она, видимо, тогда владела моей душой… Но была в них и красивая, безумно красивая сила. Черное - оно как и белое, в нем тоже есть красота. Возьмите "Черный квадрат" Малевича - великое произведение. Если в обыденной жизни должны быть нравственные ориентиры, есть белое и черное, то в искусстве таких категорических понятий нет…Материальный мир безумно интересен: дерево, металл, пластик, резина, стекло…

      Над чем вы работаете сейчас?
      Делаю спектакль в куклах. Сценографию. Эскизы кукол… Сказка называется "Колобок".

      Чем же там можно вдохновиться, в "Колобке"?
      Чем угодно. Колобок - модель мира. В Колобке - смысл! Вот он катится себе, катится…

      Тогда миром владеет хитрейший: лиса обманула и съела Колобка…
      В материальном мире так, да. Но им в нашей жизни все не исчерпывается.

Интервью ТАША СОМОВА

 

Семь восьмых айсберга

Художнику Вячеславу Смирнову земной – "весомый, грубый, зримый" мир. И подводные царства – он в Египте спускался на подводной лодке, видел безмолвное, но бурное кипение жизни у кораллового рифа. И воздушные просторы, и подземные тесноты – все входит в сознание и подсознание. Но отражается потом в работах в виде очень далеком от иллюзорного подобия.

Его персональная выставка в гимназии им. Дягилева приглашает зрителей не к юбилейному, в чем-то панихидному созерцанию иллюстративного ряда в честь 125-летия Сергея Павловича, а к погружению в стихию танца, к сопереживанию великой дягилевской миссии по пропаганде русского балета. На полотнах "танцуют" и "старый маг", и "хрустальные гномы", и "пермские русалки". Есть еще и более отрешенные от какой-либо конкретики, ироничной подсказки –"Танец-1", "Танец-2"… Кстати, их заданная ритмичность, их звучащие краски, может быть, породят когда-нибудь нечто аналогичное "картинкам с выставки"?

Автор на фоне триптиха "Больная планета".Самому Вячеславу Смирнову кажется, что по-настоящему путь к зрителю он нашел только после выставки 1995 года "Мои миры" в Пермской художественной галерее. Хотя, конечно, по окончании гонений в "период соцреализма" было немало выставок. К примеру, памятная многим – 1989 году в помещении объединения пермских фотохудожников. К успешному, на первый взгляд, продвижению своих работ в западном направлении В.Смирнов относится с гораздо меньшим энтузиазмом, чем вначале. Выставка в Эдинбурге – оживление тамошних галерейщиков, презентации, фуршеты, уговоры оставить работы для продажи и обещания выслать деньги автору… Короче, 24 картины так и пропали. То же самое в Канаде: уж как деятельно собирал пылкий искусствовед работы по Уралу для выставки в Торонто – и опять ни слуху, ни духу. Вячеслав Смирнов считает, что златоустые горячие поклонники русског искусства на Западе уже знают, что наших художников легче обмануть, чем своих соотечественников: не все имеют возможность поехать и поискать "концы" в европейские галерейные лабиринты. призадумаешься: где теперь работы нашего пермского художника, украшают ли чьи-то интерьеры под его именем, или претерпели метаморфозы фальшивой "паспортизации"?

На выставке в дягилевской гимназии, одновременно с буйствующими, не скованными стихиями заметно, как то на одной, то на другой картине "мыслеобразы" тяготеют к некоей, похоже, первооснове – яйцеобразным сгусткам красочных масс.

- Вячеслав, в форме яйца проступает философский смысл. Даже на выставке, в основном, посвященной движению, такой сквозной сюжет…

- Сама форма – организующая, концентрирующая все материальное и интеллектуальное. В сущности, и человеческая голова тоже имеет форму яйца. Концентрация энергии в такой форме огромна. Мы говорим о яйце как символе жизни. И в христианстве это отразилось в пасхальных ритуалах.

- Но обычно прроникновение внутрь яйца дает только осколки и умерщвление живого… Вы пошли (в этом именно) за кандинским, Малевичем, за футуристами, короче, за всеми первооткрывателями, которые рискнули проникнуть за "скорлупу" видимого и не разрушить то, что под ней.

- Любой видимый предмет, любой человек – как айсберг. Одна восьмая только доступна обозрению. Остальное в глубине. Если о человеке, то… убийца и подвижник духа могут быть внешне очень похожи.

- Остальные семь восьмых айсберга вы постигаете на примере своего внутреннего мира – не рисуете портреты других.

- Себя не легче понять: и как отдельное, индивидуальное, и как часть целого, частицу этого мира. И, одновременно, - как такую частицу, в которой и заключен весь мир. Внутри любого человека он бесконечно развернут в пространстве и во времени, бездонен.

Художник в мастерской. Начало 80-х.Даже в наших пермских условиях у художников есть мастерские, вполне пригодные для создания шедевров: просторные, хорошо ориентированные по свету. на подвальное, несколько "катакомбное" помещение В. Смирнова не много найдется завистников. но в нем он – свободен. Имеет возможность, как сам признается, не контактировать с внешними раздражителями, с мирками, "где не работает душа", гдк люди больше заботятся о карьере, о месте в соответствующей иерархии, где потребительское отношение ко всему на свете – даже к самому непотребляемому, самому несъедобному – к культуре и искусству. Теснота мастерской не препятствует сохранению в душе огромных пространств.

- Вячеслав, это-то уединение, сладость обретения "покоя и воли" я очень хорошо понимаю. Но вот вы, как оказывается, не прочь пожить в общине отца Виссариона в Минусинске. Община ведь всегда – несвобода… Легче затеряться в мегаполисе. А там человек на виду, тем более, насколько я знаю, у этого "обновленца" христианского учения одна из целей совместной жизни с единоверцами – обретение духовных контактов.

- Может быть, и не смогу там жить, но помечтать можно. Я прошел уж через увлечение многими эзотерическими учениями, самыми разными религиозными исканиями. Все-таки, думаю, община Виссариона достойна внимания: он собрал там, в некоем новом социуме художников, философов. Считает, что за тысячелетия на учении Христа отложились многолетние наслоения, искажающие первичные откровения. Говорит о том, что мир на грани катастрофы, что будущай человеческая раса будет жить не по законам материи, а по законам души. Если будут "давить" на меня, конечно, не уживусь… несмотря на то, что там тайга, лес – заманчиво, всегда мечтал жить в лесу.

- У вас есть картина "Вход в страну снов". Видимо, и вечных снов тоже, или даже по преимуществу. У меня такое впечатление, что вы – вернемся к айсбергу – большую часть творческих сил тратите на постижение и воплощение совем непознанного, может быть, инобытия, от которого земной путь – даже не одна восьмая, а неизмеримо меньше. В различных учениях смерть и посмертные воплощения очень сильно отличабтся друг от друга…

- Я думаю, смерть – просто переход в другую реальность, в иные измерения. Бог для меня – высшие силы. те миры, которые я вижу в снах и пытаюсь воплотить, - непонятны земному разуму, но не страшны, не жестоки. Мне для творческого процесса надо быть "пустым", подключаться к космическим ритмам, а не напрягать рассудок или знания свои какие-то. То есть творчество – вид медитации. И, я уже сказал, Там (как я вижу и чувствую) – нет жестокости и страстей ада, но есть одиночество и тоска. Все радости земные остаются здесь. И даже творчество, если будет возможность им заниматься, примет нематериальные формы, - "нам не дано предугадать", - какие…

Екатерина Зайцева.


Рейтинг SunHome.ru Rambler's Top100
счетчик посещений contador de visitas searchcom

Контакты: E-mail: x_master@rambler.ru Тел.: 8-9091067217